РЕКЛАМА
 
Фихте о познании
 
 
Фихте признает полную познаваемость бытия, поскольку бытие - продукт деятельности мышления. Так же как у Канта, сама способность мышления покоится на функции рассудочного мышления подводить многообразие представлений под одно представление (трансцендентальное единство апперцепции). Самосознание является у Фихте очень важным моментом. «А есть А» Фихте выводит из положения «Я есть Я».Мыслящий субъект может мыслить тавтологиями, потому что Я осознает себя как нечто самотождественное. Глубинная причина самой возможности мышления. Однако можно осознать свое единство мыслящего Я в результате деятельности этого Я, Я является деятельным субъектом. Тот акт деятельности, который является изначальным - полагание самого себя, Я полагает Я. Только мышление делает себя объектом своего внимания. Я тоже должно быть рассмотрено как Я-объект, а не как чистый субъект.
Рефлексивный характер отношения мыслящего Я к самому себе. Поэтому Я необходимо полагает самого себя. Изначальное единство субъекта и объекта в акте полагания мыслящим Я самого себя - основное положение единства любого объекта. Фихте - последовательный монист. Субъективно-идеалистическая точка зрения. Все остальное выводится из Я.
Объект - Я, являющееся объектом внимания самого себя. Выйти из круга субъективно-идеалистического понимания невозможно, если стать на позицию Фихте.
 
В центре внимания Фихте - проблема субъект-объектного отношения (значимость начиная с Декарта). Каждый мыслитель Нового времени подходит к этой проблеме. Фихте в этом же ряду. Фихте вносит свой вклад в разработку этой проблемы. Более резко, чем Кант, подчеркивает активно-деятельностную природу субъекта. Когда Я полагает Я - это одно сторона деятельности Я. Другая сторона становится объектом внимания Фихте: одни из наших представлений яявляются зависимыми от свободы, другие - от необходимости. Проблема субъект-объектного отношения сначала акцентируется так: Я делается объектом. Но есть такие представления, которые сопровождаются у нас чувством необходимости. Они от нас не зависят, они навязывают с необходимостью свое содержание. Откуда ощущение необходимости? Поиск ответа на вопрос, каково основание системы представлений, сопровождающейся чувством необходимости. Мы же признали, что все от Я, Я исходное. Исходя из этого вопроса, он переформулирует задачу: надо показать основания любого опыта. Ведь представления имеются в опыте. Для Юма всякое опытное знание случайно. Для Фихте источник этих представлений - опыт. Основания самой возможности опыта Фихте усматривает в том, что Я полагает и не-Я, то есть все то, что входит в понятие внешней реальности. Также продукт Я - Я полагает не-Я.
Тут ясно - обнаруживает то, что не могли понять многие философы: что Я может развить все из самого себя, не выходя за свои пределы. Если мы признаем наличие необходимых представлений из опыта, мы не выходим за пределы своего Я. За пределы субъективно-идеалистического круга выхода нет.
Не-Я - предмет чувственного опыта, чувственный опыт противостоит мышлению. Фихте возвращается на позицию Лейбница - есть рациональное познание, есть чувственное познание. Есть мышление, есть чувственный опыт. Объект чувственного опыта - не-Я, объект мыслительной деятельности - Я как объект. Вслед за Кантом привлекает понятие долженствования в деятельность Я, содержание которой составляет полагание не-Я.
 
Я должно созерцать. Следовательно, должно полагать себя как созерцающее. Следовательно, должно полагать нечто созерцаемое. Это и есть не-Я. Детский лепет: Я должно созерцать. И из этого - существование мира. Надо объяснить, почему должно созерцать.
Полагание созерцаемого совершается «через силу воображения». Вводит понятие продуктивного воображения, его деятельность бессознательна.
У Фихте надо различать два Я - абсолютное Я (сам использует), соответствующее кантовскому трансцендентальному сознанию, всеобщее Я, одинаковое у всех Я. Фихте не использовал термин «трансцендентальное», использовал «абсолютное». Это Я действует за спиной эмпирического Я, Я с маленькой буквы. Абсолютное Я действует бессознательно за спиной нашего эмпирического Я, оно полагает не-Я, наше эмпирическое Я не подозревает, что Я создало реальность и мы в рамках этой реальности себя обнаруживаем. У Канта - трансцендентальное сознание и эмпирическое сознание. Трансцендентальное - всеобщее, априорное, включает в себя априорные формы, посредством которых мы мыслим. Наше эмпирическое Я начинает шаг за шагом познавать, что трансцендентальное, абсолютное Я создало. Это у Фихте. Полагает не-Я абсолютное Я. Если не учитывать различия между двумя субъективными агентами, ничего не поймем.
Бессознательная деятельность создает весь мир объектов, не-Я. Эмпирическое Я осмысливает. То, что является продуктом деятельности сознания, познаваемо. Мир по Фихте познаваем. У Канта есть непознаваемый мир вещей в себе. У Фихте за пределами этого мира ничего нет. Эмпирическое Я способно познать все, что создало абсолютное Я, и этот процесс познания может продолжаться бесконечно.
 
У мира нет самостоятельного от Я существования, мир - только объект для того, чтобы эмпирическое Я постоянно преодолевало себя. Эта идея трансцендентального абсолютного Я продолжает функционировать в философии 20 века (Гуссерль и его последователи).
Эмпирическое Я выступает как страдательная сторона. Еще Аристотель подчеркивал, что чувственное восприятие есть результат воздействия на наши органы чувств предметов внешнего мира. Фихте опять подчеркивает страдательную сторону эмпирического Я при восприятии чувственного опыта. Не-Я - активная сторона, действующая на нашу чувственность.
Я не может полагать в себе ничего страдательного, не полагая в не-Я деятельность. Я является источником того, что эмпирическое Я является страдательным, оно положило в не-Я активность, а в Я - страдательность. Освобождение Я от этой зависимости от не-Я - это акт самосознания, осуществляющего деятельность по сознаванию самого себя. Через этот акт индивид порождает свою свободу.
 
Самоопределение себя, эмпирического Я к свободе осуществляется не непосредственным актом, а посредством преодоления тех препятствий, которые есть в не-Я. Большое Я создало препятствия для маленького Я, чтобы оно их преодолевало. Маленькое Я прилагает героические усилия и продвигается к осознанию своей идентичности с абсолютным Я. Познавая не-Я, эмпирическое Я приближается к сознанию того, что не-Я - это оно само.
Самосознание - начало всего и бесконечно отодвигаемая цель. Она никогда не может быть достигнута. Сущность абсолютного Я - активность, оно будет создавать новые препятствия. В этой деятельности эмпирического Я, если Я определяется через не-Я, имеем дело с теоретическим субъектом. Если не-Я определяется Я, имеем дело с практическим субъектом.
 
Практический субъект - субъект действующий, его активность направлена на преобразование объектов. Если имеем дело с теоретическим субъектом, он действует. Суть его деятельности - получение знаний об объекте, и деятельность адекватна, если не-Я - объект - определяет знание (не-Я определяет Я).
Практически деятельное существо, Я. Активность его направлена на не-Я, преобразование Я, и это не-Я определяется Я. Эмпирическое Я как практический субъект ставит цели, бесконечно преодолевает препятствия. Идеал деятельности - совпадение абсолютного Я и эмпирического Я - никогда не достижим.
Абсолютное Я определяет все. Только одно решение проблемы соотношения бытия и мышления. Надо четко различать эмпирическое и абсолютное Я.
Эмпирическое Я существует на протяжении жизни человека. Шеллинг обнаружил эту проблему. Фихте изменил свою позицию в корне.
В познавательной деятельности эмпирического Я мир предстает в форме ощущений, затем созерцания, представления, рассудка, разума. Ступени почти те же, что брал Кант. На уровне рассудка и разума - категориальное мышление, посредством категорий.
ДРУГИЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ
Моральный закон по Канту
Чистая воля определяется только формой закона. Моральный закон - это форма необходимости, связанная только с формой закона. Отсюда главная особенность этической позиции Канта: нравственный закон исключительно формален. Закон не может предписывать человеку никакого содержательного определения поступка, иначе этот закон не будет необходимым и всеобщим.
Философия свободы Канта
Противоречие этического долга и склонности человека. Категорический императив. Будучи безусловным предписанием, категорический императив исключает возможность для человека руководствоваться склонностями в своем этическом поведении. Человек нравственен только тогда, когда действует по велению долга, а не по склонности оказывает благодеяния другим людям.
Кант о мире вещей
Имеется влияние мира вещей в себе на мир явлений. Проблему взаимосвязи решает критика способности к суждению. Это попытка Канта перебросить мостик над пропастью между миром вещей в себе и миром явлений. Это понятие способности к суждению.