Пьер Бейль философия
 
 
Содержание позиции. Резко подчеркивает несовместимость религиозной веры и рационального знания, показывает, что догмы религии противоречат самым очевидным положениям, которые признает разум. Недостоверность для разума содержания этих догматов.
Сопоставим его позицию с позицией Локка и Фомы Аквинского (13 век). Локк - положения веры сверхразумны, разуму не получить их, но он соглашается с догмами религии. Бейль - положения веры противоразумны, разум не в состоянии ни понять, ни признать их. 1) Мир сотворен благим Богом, но творение полно зла. 2) Столь же неприменимо для разума положение о первородном грехе и ответственность человека за грехи. 3) Как совместить фатализм со свободой воли и ответственностью за все то зло, которое человек совершает. Апелляция к Тертуллиану, верую, ибо абсурдно. Замечательна искренность Бейля - продуманное и выстраданное положение.
 
Наука, философия и религия, с другой стороны, разошлись настолько, что примирить их невозможно. Бейль предлагает богословам отказаться от усилий устранить сомнения в Евангелии и слепо верить. Наиболее ценна та вера, которая заставляет слепо верить в истины, в которые не верит разум (С. Кьеркегор).
Отбросить веру и остановиться на науке? Бейль этот шаг не делает. Надо доверять разуму, но Бейль - скептик. Оставался верующим именно в силу скептицизма. Частично повторяет то, что Декарт сделал в пропедевтике к скептической философии - сомневается в реальности внешнего мира; в достоверности самосознания - оно не абсолютно достоверно. Декарт говорил о возможности сомнения в математических положениях. Бейль говорит, что математические аксиомы, возможно, абстрагированы из опыта, а потому быть уверенным в их достоверности тоже нет оснований. Нет сфер человеческого сознания, которые не могут быть затронуты сомнением. Все можно подвергнуть сомнению.
 
Остается глубоко религиозным человеком. Достаточно оригинально решает проблему соотношения морали с религией и разумом. Отвергает тысячелетнюю  традицию увязывать мораль с религией. Сам дважды менял конфессию, но нравственные устои остались теми же. Нравственность связана только с разумом. Позиция двойственной истины связывает нравственность с религией. Бейль отвергает это положение: источником нравственных норм является только разум. Бейль предельно жестко рационализирует подход к морали, восстанавливает сократическую традицию. Отнесение нравственных норм к тому, что они имеют божественное происхождение, не повышает их ценность. Нравственность самоценна.
Привязка к учениям только вредит нравственности - делает человека нетерпимым. Известна высокая нравственность людей, которые были даже атеистами. Приверженность религиозному фанатизму делает людей безнравственными. То, что в них нравственно, обычно связывают с религией, то, что безнравственно, не связывают с ней. Двойной стандарт, как и в решении проблемы теодицеи.
 
Итоговый вывод: вера и нравственность - совсем разные области человеческого сознания и религия безразлична по отношению к нравственности. Разумная позиция делает человека нравственным.
Настаивает на отделении религии от государства. Религия человека только препятствует тому, чтобы он был хорошим гражданином.
Бейль выставляет положение о веротерпимости, доходит до терпимого отнлшения к атеистам. Признает возможность нравственного общества атеистов, ссылаясь на исторические примеры. Чтобы понять значимость сделанного Бейлем, можно сопоставить его позицию с позицией Спинозы. Когда Спинозу обвиняли в атеизме, он протестовал, так как не хотел, чтобы его считали безнравственным. После Бейля атеистами себя не стеснялись провозглашать.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
Эленфрид Вальтер фон Чирнгаузен
Лично знаком с Лейбницем, переписывался с Лейбницем, Спинозой. В переписке со Спинозой обнажил очень слабое место в философии Спинозы: если протяженность есть атрибут спинозовской субстанции, то переход от этой субстанции к бесконечному разнообразию модусов невозможен. Спиноза признал, что Чирнгаузен прав, но менять не стал.
Христиан Томазий
Сторонник естественного права. Впервые вводит различие между нравственностью и правом. Нравственность - внутренний мир человека, а право регулирует внешний мир и отличается принудительностью.
Христиан Вольф
Вольф пытается соединить воедино методологические положения Чирнгаузена и просветительскую ориентацию Томазия. Чтобы обладать просветительской функцией, философия должна отличаться отчетливостью понятий и доказуемостью и достоверностью своих положений.