РЕКЛАМА
 
Магия и религия
 
Магия и религия связаны, но не тождественны. У них общий корень – ассоциативность мышления, которое проявляется в неумении выделить существенные связи, отношения между явлениями, в принятии случайного и несущественного за существенное. Однако между ними есть существенное различие. В магии связь между магическим действием и магическим заклинанием и искомым результатом представляется непосредственной. Считается, что если все сделано правильно, то результат должен наступить. В религии связь между  молитвой и религиозным обрядом представляется зависящей от произвола сверхъестественной личности, которая может принять или отвергнуть приносимую ей жертву.
  Зарождение догадки об объективном детерминизме и субъективном могуществе человека при наличии у него специального знания и специальной техники, технологий является причиной для развития активно-творческого отражения действительности в мышлении человека, целенаправленного на получения нового знания о мире, т. е. познания человеком мира и себя в этом мире.
На основе эмоционально-ассоциативного воображения строится мифологическое мировоззрение, но мифология не является при этом этапом развития  единого логического мышления человека.
Наука, как отмечает Ф. Х. Кессиди в своей работе «От мифа к логосу» «не сводит миф к вымыслу, красивой сказке и легенде, как это принято в обычном словоупотреблении. Мифология как собрание мифов – это специфическое миросозерцание, которое возникло в древние времена».
Многие ученые рассматривают этиологическую, т. е. объяснительную  функцию мифа как важнейшую. Такого взгляда придерживаются представители натуралистической, анимистической, эволюционистской и некоторых других школ. В связи с этим возникает трудно разрешимый  вопрос: в какой степени мифологическое объяснение является важным? «Сущность подобных мифов не в объяснении, а в объективировании субъективного (коллективно-бессознательного) переживания и впечатления, при котором порождения фантазии как результат этого объективирования принимается за подлинную реальность внешнего мира». Тогда мы можем определить миф как особый вид мироощущения, образное, чувственное, синкретическое представление об явлениях природы и общественной жизни. Будучи своеобразным мироощущением, а не миропониманием, он входит и может входить в сознание как основной его элемент. Согласно Леви – Строссу, «мифическое сознание развивается из осознания некоторых противоположностей и стремления к их логическому преодалению, медитации». Это значит, что мифологическое мышление совершает те же логические операции, что и понятийное, с той лишь разницей, что первое совершается с помощью чувственных образов, а второе – с помощью абстракций. Иначе говоря, мифологическое мышление при всем своем конкретно- образном (метафорическом) характере и тесной связи с чувственным восприятием так же способно к обобщению, классификации, анализу и синтезу, как и понятийное мышление. … Верно, конечно, что мифологическое мышление отражает некоторые противоположные свойства и качества окружающего человека мира вещей и явлений. Но уже свойственное мифу стремление преодолеть противоположности с помощью посредничества – это свойства мифа свидетельствует о том, что мифологическое мышление и мышление понятийное – качественно различные способы постижения действительности. И это отличие состоит не столько в том, что миф направлен на осознание противоположностей, свойственных вещам и явлениям внешнего мира, сколько в стремлении преодолеть противоположности, в частности такую фундаментальную противоположность как противоположность жизни и смерти. Это преодоление совершается с помощью медитации и действия сверхъестественных агентов, фантастических существ.