Материализм античной философии
 
 
Для первого шага философии исходным является представление о том, что человек это одно из многочисленных существ, который подчиняется законам космоса. В течение полутора веков: от "первого физика" Фалеса Милетского, активно действовавшего в первой половине 6 в., до Демокрита формировалась концепция, которая получила название материализма. Согласно материализму, первичной основа мира материя, а идеи вторичны: как результат рассудочной деятельности одного из материальных объектов - человека.
Человек - Его идеи – Вещи – Первоэлементы – Атомы – Материя
Однако это описание и объяснение мира не объяснило упорядоченности и детерминированности происходящих в нем процессов. Действительно, пусть мир состоит из мельчайших и неделимых частиц - атомов. Их движение хаотично и случайно, но почему не появляются собаки с рогами оленя, люди с головой медведя? Откуда в мире порядок, гармония?
Надо отметить, что греки воспринимали мир, как систему гармонизированную. Об этом свидетельствует античное искусство: архитектура, музыка. В мире цари гармония, которую можно измерить музыкально-числовой структурой, как учил Пифагор в последней трети 6 века. Гераклит Эфейский на рубеже 6 - 5 вв. говорил, том, что материя переходит от одного состояния к другому, подчиняясь необходимости: логосу или смыслу мироздания, который имеет силу закона для каждого из элементов.
Итак, представление об отсутствии причинности и упорядоченности в мире противоречило очевидности и вызывало серьезные возражения противников материализма. Кроме того, человеку противостоит исторически развитая система культуры, которая детерминирует его деятельность, определяет его поведение. Это особая объективность весьма существенно отличается от объективности природы. Из особенностей природы нельзя понять и вывести эти особые формы человеческой жизнедеятельности. Можем ли мы понять особенности афинской демократии, изучая природу? Загадочность этого рода объективных форм, которые определяют жизнедеятельность человека, их идеальность, т. е. то, что они не имеют ничего общего с телесной, чувственно воспринимаемой формой тела, в котором они и предстают перед человеком служила и служит питательной почвой для объективного идеализма.